Главная » 2014 » Октябрь » 14 » ПРОИЗВЕДЕНИЕ ДНЯ (проза) (14. 10. 2014 - 16.10.2014.)
16:13
ПРОИЗВЕДЕНИЕ ДНЯ (проза) (14. 10. 2014 - 16.10.2014.)

ПРОИЗВЕДЕНИЕ ДНЯ  (проза) (14. 10. 2014 - 16.10.2014.)

Музыкант

- Может хватит, Виктор? Сколько можно-то дурью маяться? Сколько людей действительно становится музыкантами? Единицы! Тебе уже двадцать, а ты всё ещё маленький мальчик,  играющий в рок звезду! Найди себе уже нормальную работу! А то ведь так и будешь по кабакам петь за гроши.

Стареющий мужчина в белой заляпанной соусом рубашке и тёмных брюках замолчал. Я стою к отцу спинной. Так и не повернувшись, выхожу. Очередное семейное торжество закончилось скандалом. Зря пришёл. Как будто пятидесятилетней тёте Нине есть до меня какое-то дело? С семьей я не общался больше года, и мама уговорила придти. А всё зачем? Что бы в очередной раз рассказать, как плохо я живу и как сильно мне надо найти работу.

На улице дождь. Натягиваю капюшон на голову, прижимая длинные дреды. Не хочется намочить волосы, да и район небезопасный, могут увидеть серьгу. Поправляю чехол с гитарой.

Конечно, они отчасти правы. Что у меня, в сущности, есть? Живу в гараже, питаюсь полуфабрикатами, моюсь холодной водой с колонки. Единственная  ценность: полуакустическая гитара. Но ведь слава и деньги не приходят сразу…

Захожу в почти пустой салон автобуса и сажусь на ближайшее к двери сидение. До места назначения около часа. Гораздо быстрее сначала доехать до метро и на нём уже добраться, но это на двадцать рублей дороже. Жизнь научила ценить каждую копейку. Через полтора часа нужно быть в баре. Если опоздаю, могут не заплатить.
Место, в котором я играю уже вторую неделю совершенно отвратительное. Еда никакая, выпивка разбавленная, посетители сброд. Платят немного, но лучших вариантов нет.

 Я смотрю в окно, на серые мокрые дома и на не менее серые и мокрые лица людей.

Проваливаюсь в сон.   

Меня будет кондуктор.

-Проезд оплачиваем.

Маленький динамик прошипел: «Остановка универсам».

Так, я почти на месте. Странно, что меня разбудили только сейчас. Может кондуктор тоже задремал? Неудивительно, пассажиров почти нет. 

Пару секунд я делаю вид, что не расслышал спросонья.

- Проезд говорю, оплачиваем. – Раздражённо повторяет он.

Ещё десять секунд.

-Ааа. Проезд. Так я вроде оплачивал.

Пять.

- Билетик.

Три.

-Так вот же он. – Я тыкаю пальцем за спину кондуктора.

Ноль.

Он машинально оборачивается. Быстро встав, я двумя прыжками достигаю двери. Она открывается  прямо передо мной.

Придётся пройти пару остановок пешком. Зато теперь есть шестнадцать рублей, а с ними и уверенность что я в любом случае доеду до дома. Выслушивая стандартный набор ругательств, я бегу, хлюпая по лужам. 

***

Бар «Граффити» приветствует  неработающей вывеской и тяжелыми грязными дверьми. Зайдя внутрь, я вижу тесное помещение, скудно украшенное неоновыми лампами и неумелыми рисунками на стенах.

Девушка с чёрно-красными волосами в откровенном топе злобно глядит на меня.

- Ты замочил пол.

Разумеется, с клиентом она говорила бы по-другому. Улыбнулась бы, сказала парочку комплиментов, встала бы в максимально сексуальную позу и усадила за столик. Винить ее, конечно, не в чём. Я не клиент, всего лишь музыкант который испачкал пол, который ей потом мыть. Почему именно ей? Потому что хозяин бара знал, что нужно людям. Дешевый алкоголь, какая-нибудь музыка и чтобы Оксана вытерла пол, обязательно выпятив при этом свою лучшую часть на обозрение посетителем. 

- Прости. Там льёт как из ведра. Ты же знаешь, что будет, если я опоздаю.

- На одного бездарного гитариста в этом баре станет меньше. Я буду только рада.

- Не сомневаюсь.

Я иду к маленькой сцене в углу, нарочно пытаясь запачкать как можно большее пространство пола. Чувствую злобный взгляд Оксаны, чёркаю строчку в воображаемом блокноте: ничего здесь не заказывать, плюнет же.

Достав из чехла гитару, я ласково глажу чёрный корпус. Провожу рукой по грифу, проверяю на звук каждую струну. Закончив последние приготовления, начинаю.

 У меня чёткий список того что я должен играть: популярные песни из фильмов или сериалов. Дурацкая, бездушная музыка, которая, тем не менее, нравится людям.

Так проходят два часа. Затем подходит Оксана: «Последняя песня и свободен». Что бы сыграть напоследок? Пальцы устали, в горле пересохло, голова кружится толи от усталости то ли от навязчивого запаха дешевого алкоголя. Хочется спеть что-то хорошее. Песню, которая нравится лично мне.

 Прочищаю горло. Беру немного непривычный аккорд. Медиатор ложится на струну. Закрываю глаза.

Пой мне!

Там, где нет света извне,

Где опорой для крыльев - вода,

Надо мною сомкнется твоя глубина.

Постепенно разгоняюсь. Чувствую, как музыка протекает через меня. Пою чуть громче. 

Не отпускай руки,

Ветра мое дыханье.

Памятью скованы сны,

Ответом не станет молчанье.

 

Забываю про усталость. Готов играть ещё несколько часов. Играя последний куплет, встаю на ноги. Выжимаю из себя всё что могу.

 

Пой мне! Рука к руке!

Там, где нет света извне,

Где опорой для крыльев вода,

Надо мною сомкнется твоя глубина...

Открываю глаза. Немногочисленные посетители даже не смотрят в мою сторону. Оксана встречает очередного клиента. Тяжело дыша, убираю гитару в чехол.

-Хорошая песня.

Я разворачиваюсь и смотрю на молодую девушку. Хрупкая, словно маленькая девчонка, русая, на лице ни грамма косметики. Черная юбка, белая рубашка с жилетом и галстуком. Крайне нетипичная посетительница данного заведения.

- Спасибо. – Сухо бросаю я и отворачиваюсь.  

-Вот только играешь ты её отвратительно. Несколько раз криво взял аккорды, да и когда пел, фальшивил. 

Будто удар током.

- Спасибо за твоё мнение. Приму к сведенью.

- Не расстраивайся. Не всем дано. – Насмешливая улыбка.

Эта фраза действует сильнее.

- Ну, тебе-то уж точно дано. – Стараюсь вложить в свою речь как можно более язвительные нотки. 

- Спорим, что я играю лучше тебя? Проигравший отдаёт победителю пять сотен и угощает всех посетителей пивом. Пусть они рассудят.

Знаю я таких «гитаристок». Выложила пару песенок на ютюб и, разумеется, получила сотню хвалебных комментариев. Девушка, играющая на гитаре,  вызывает у заурядных пользователей интернета восторг, и совершенно неважно как она это делает. Но только она не подумала о людях, сидящих в баре. Все как один быдло, которые пришли либо нажратся либо на официанток поглазеть. Не будут они голосовать за девушку.

- Забились. Я пожимаю миниатюрную ладонь.

-Господа. – Она нагло взбирается на сцену. – Я прошу вас о помощи. Рассудите, пожалуйста, наш спор. Кто лучше играет? Проигравший проставит пиво каждому кто здесь сидит. 

«Чё разоралась?», «Сиськи покажи!», «Ребят, бесплатное пиво!», «Заткнись».

Пьяные голоса перекрикивают друг друга. Впрочем, соперница не кажется смущённой. Настроив гитару, она начинает играть.

Сперва я не понимаю, что вообще происходит. Как только медиатор касается струн, зал затихает. Это что-то неописуемое. Узнаю музыку не сразу. Вивальди. Вивальди - времена года, лето. На электрогитаре! Невозможно! Пальцы бегают по грифу так быстро, что невозможно уследить. Медиатор чётко попадает по нужным струнам.  Посетители бара удивлённо смотрят на гитаристку. Даже если они понятия не имеют что это за музыка, где-нибудь они её слышали.    

- Сколько я сегодня заработал? – Отрешённо спрашиваю у Оксаны.

- Если вычесть семь кружек пива? Шесть сотен.

-Отдашь их этой девчонке хорошо?

- Отдам. – В её глазах я увидел сострадание. – Не повезло тебе. Я бы заняла, да только сама на мели. Максимум могу, сигаретой поделится.

-Буду благодарен.

Выхожу из бара и закуриваю тонкую сигарету. Вкуса почти нет. Со злости пинаю стену. Девчонка обставила меня. Чёрт! Какое же мерзкое чувство. Иду в сторону остановки, на ходу одевая капюшон. 

Слышу быстрые шаги. Девушка обгоняет и встаёт впереди, мешая пройти.

- Куришь? Вот поэтому у тебя пальцы дрожат, и ты в аккорд не попадаешь. К тому же лёгкие забитые, петь труднее, да и голос…

-Чего тебе надо?! – С трудом сдерживая ярость, сквозь зубы говорю я.

 - Мы спорили на пять сотен. Мне лишнего не надо. - Она протянула сторублёвую купюру. Выхватываю её и иду вперёд слегка задеваю девушку плечом.     

-Хочешь реванш?

-Как же ты бесишь. – Вздыхаю я.

-Через три месяц здесь будет что-то вроде битвы гитаристов.

Что-то вроде битвы гитаристов? Я знаю, о чём идёт речь. Дешевенький конкурс с призовым фондом в пять тысяч. Я и так собирался пойти туда, но если она хочет спорить, то почему бы и нет? Нужно поставить её на место!

- Хорошо. – Разворачиваюсь, твёрдо смотрю ей в глаза, протягиваю руку. – Я уделаю тебя без проблем! Насколько спорим?

-На деньги не интересно. Будем спорить на желание.

- Мне как-то пофигу. Через месяц. Забились.

-Алиса. Запомни это имя. Девушке с этим именем ты проиграешь через месяц!

- Алиса. Имя девушки, которая расплачется через месяц. Запомнил! Моё имя Виктор.  

Мы пожимаем руки. 

 

******************************

Когда я добрался до жилища, было уже за полночь. Ужасно хотелось спать и есть.  Большой каменный гараж  встретил меня абсолютной темнотой. Рука машинально щелкнула выключатель, но свет не зажегся. Отключили за неуплату… снова.  На ощупь добираюсь до кровати.

- Кушать на сегодня отменяется: без электричества даже лапши не заваришь. Сейчас надо спать, завтра заплачу, поем, поищу работу…

«Не расстраивайся. Не всем дано».

Фраза, всплывшая в мозгу, подействовала как ведро ледяной воды. Я вскочил с постели и принялся ходить из угла в угол.

Да что она вообще понимает! Натренировалась неплохо играть одну композицию…

«А сам-то можешь так же?» Голос в моём мозгу тут же приобрёл язвительно-насмешливую интонацию Алисы. Я зажёг пару свечек, достал гитару, медиатор. Сыграю пару песен, раз уж на то пошло, подумал я и ударил медиатором по струнам.

 Проснулся я поздним днём. Болели пальцы и голова. Руки сжимали чёрный корпус. Кажется, я заснул с гитарой в руках. Вчера я совсем забыл про голод, но теперь он напомнил о себе со страшной силой. Сгребя из холодильника остатки хлеба и паштета я принялся утолять голод и обдумывать своё положение. 

Я достиг определённого уровня игры на гитаре, но давно не совершенствовался. Да, того что я знаю вполне достаточно для некоторых песен но что бы переплюнуть Алису нужно играть лучше.

Странно, но мысль забить на Алису не пришла в мою голову. В сущности, зачем мне с ней соревноваться? Всего лишь наглая девчонка!  Но ведь она и в правду играет лучше. Не знаю, почему это так важно, но я должен победить её!

**********

Три часа ночи. Прохладный ветер заставляет тело содрогаться от холода, а изо рта клубами валит пар. Как обычно возвращаюсь из  «Граффити» только теперь шлёпая не по лужам, а по серому от грязи и пыли снегу.

Весь предыдущий месяц я провёл в тренировках. Приходилось играть  каждый день по пять часов, и это не считая работы. Зато результат не заставил себя ждать. Я чувствовал, что становлюсь лучше. С каждым часом проведённым за тренировками я поднимался на одну ступеньку.  Всё выше и выше. Правда всё ещё оставалась проблема с голосом. Петь, конечно, умею сносно, но не более. 

На улице изрядно похолодало, зубы выстукивают чечетку, а руки замёрзли так сильно, что я их почти не чувствовал. Разумеется, одет я не по погоде: джинсы, Кофта с капюшоном и осенняя куртка. Смахивает на то, что я окоченею много быстрее, чем доберусь до дому. Вижу в меру приличное кафе совсем рядом.

Первое что я осознаю: тепло – мягкое, упоительное тепло. Второе это взгляды. Я чувствую на себе пронзительные  взгляды преисполненные отвращением и насмешкой. Я привык к этим взглядам, можно сказать они стали частью моего мира. Люди всегда смотрят так на тех, кто не похож на них. Дреды, серьга в ухе, татуированные рукава, как мало нужно для того что бы стать изгоем.   

Сажусь за стойку бара, ставлю гитару на пол, заказываю себе кофе. Боковым зрением наблюдаю за окружающими. Зал почти пуст, лишь три  девушки за столиком в углу, одинокий старик, храпящий за стойкой и трое взрослых мужчин, сидящих за столом. Стол уставлен разного рода едой и алкоголем. Количество второго преобладает. Одеты в помятые костюмы и галстуки бабочки, видимо были, на каком-то празднике, а когда он закончился, пришли сюда продолжать пьянствовать.

 Все втроем смотрели на меня.

Мне приносят кофе, отвлекаюсь, что бы сделать глоток, тело потихоньку перестаёт дрожать. Когда вновь   перевожу взгляд на компанию, один из них уже идёт в мою сторону.

- Эй, макака! – он, как будто дружески, хлопает меня по плечу. – Ты говорить вообще умеешь?

Из мерзкой пасти несёт перегарищем. Друзья мужчины, сидящие за столом, громко смеются. Ну и пусть!  Эти пьяные ублюдки не могут задеть моё чувство собственного достоинства. Пусть смеются, больше они ничего делать и не умеют.

-  Африканец! А что в чехле? Наркотики да?! – Он хватает чехол и одним быстрым движением достаёт гитару.

- Не трогай!

- Я сыграю немного и верну. Наверно. – Заливаясь смехом, он повернулся к друзьям. – Смотрите, что я нашёл!

Я хватаю его за запястье. Это выглядит смешно, моя ладонь даже не может обхватить здоровенную руку.

- Если ты не вернёшь сейчас же гитару, я убью тебя. Клянусь богом, убью. – Сам не понимаю что делаю. Собственный голос слышится как будто со стороны.

Мужчина поворачивается, улыбка исчезает с его лица. Он протягивает гитару. Мои пальцы уже почти касаются корпуса, но мужчина разжимает руку. Звук удара гитары об пол, будто ножом по сердцу. В следующие мгновении мужчина с силой наступает на гриф, он ломается на две части.

 - Ты всего лишь мелкая псина! В следующий раз будешь думать, перед тем как угрожать.

Я нагибаюсь и поглаживаю чёрный корпус в последний раз. Ну, разумеется, он не мог просто вернуть мне гитару. Как мог он просто забыть мои слова? Ведь он так силён, так храбр, а я всего лишь моська посмевшая вякать на слона. Я чувствовал, как гнев заполняет меня, как воздух заполняет воздушный шарик.  

-Всего лишь моська да? – Тихо шепчу я.

-Что ты…

Его голос подействовал как иголка. Шарик лопнул.

Словно пружина я выпрямляюсь и бью лбом ему в челюсть. От неожиданности он отходит на пару шагов. Инстинктивно тараню его плечом в живот. Он падает, прыгаю на него и вцепляюсь ему в горло.

Получаю носком туфли по лицу. Друзья подоспели на выручку. Пытаюсь наброситься и на них, но ещё один удар коленом в живот и я падаю. В глазах всё плывёт. Ещё один удар, боли не чувствую только толчок, будто маленькое землетрясение.

- Чёртов псих! – Толчок. – Он мне нос разбил!

 – Ладно, с него хватит.

Я открываю глаза. Не понимаю, где  нахожусь. Всё плывёт, вижу только гитару. Протягиваю трясущуюся ладонь.   

- Хватит? Ну, уж нет!

Вдруг мир вновь стал чётким. Я вижу, как каблук мужчины с силой опускается на ладонь. Слышу треск костей.  На мгновение время останавливается, вижу лицо мужчины искаженное злобной гримасой, вижу бармена, что-то кричавшего в телефонную трубку, торопливо уходящих девушек, тех самых, что сидели в самом углу. А потом мир взрывается вспышкой боли.

***

Пришёл в сознание я через несколько часов в машине скорой помощи. В больнице обработали раны и наложили гипс на левую руку. Сломаны два пальца: указательный и безымянный. Гипс обещали снять через две недели. Но хуже всего, сломанная гитара. Врач подобрал её, но работать она уже не будет. Гриф разломан на две части, корпус разбух и покрылся трещинами. Ремонт стоит дороже чем гитара, да и звучание будет не то.

«Но я обязательно что-нибудь придумаю!»

Так я думал до того дня.

Когда врач снял гипс, он долго осматривал руку. «Кости срослись немного неправильно» - Сказал он.- «Гибкость пальцев со временем станет лучше, но в нормальное состояние вряд ли вернётся, мне жаль».

Всю дорогу до дома я прошёл пешком, сам того незаметлив. В голове вновь и вновь повторялись страшные слова.

Зайдя в гараж, я остановился на пороге и уставился в темноту. 

С такими руками мне никогда не стать профессиональным музыкантом. Даже если я буду их разминать несколько лет, большинство аккордов поставить я не смогу. А даже если и получится… главное это скорость.  

Может действительно пора найти работу.  Когда то мне нравилось программирование. Если я порошу родителей они оплатят мне институт. Конечно, позже я отдам всё до копейки. Раньше я уделял всё свободное время музыке, теперь буду уделять учёбе. Перееду домой, получу диплом. Программисты получают немало, если конечно на нормальную работу устроишься. Смогу купить квартиру, двух, а то и трёхкомнатную. Познакомлюсь с девушкой, не знаю где и как, хоть и на сайте знакомств какая разница? Мы будем, встречается, а позже поженимся. Работать я  смогу и на дому, купим коттедж, если не хватит денег, возьмём кредит, огромный двухэтажный дом! У меня будет свой кабинет, весь обитый деревом, с большим балконом. Потом заведём детей, троих, имена им придумает она. По выходным у нас будут собираться соседи, а по праздникам приезжать родители. И в подобные дни, когда уже стемнеет и дети лягут спать, а гости немного выпьют, я буду брать гитару и играть. Играть и вспоминать про глупую мечту стать музыкантам. «Я  тогда был, словно ребёнок», буду говорить я соседям, «жил в гараже можете поверить? А какая у меня причёска была, вы бы видели». Разумеется, дреды я уберу, татуировки сведу, и серьгу сниму. А потом может, как-нибудь меня пригласят на свадьбу, и я буду там пить, буду пить вместе с остальными. А когда свадьба закончится, мне захочется выпить ещё и я, прихватив парочку своих друзей, сяду в кафе и вполне возможно я встречу там паренька, который будет выгладить не как я. И это будет смешно.

Я громко засмеялся. Отрывистыми смешками. Почувствовал соленый вкус, смех перешёл в плач.       

Картинка, который мой мозг построил, была невыносимо отвратительной. Я взял с полки зелённую коробку с лекарствами. Там, на самом дне, лежали обезболивающие, я иногда использовал их, что бы словить кайф. Но не теперь. Свет был всё ещё выключен так что, я даже не смотрел, что именно беру. Горсть самых разных таблеток лежала у меня на ладони и в одно мгновение оказалась во рту. Я запил их выдохшимся пивом и упал на кровать.

Через пару секунд включится музыка, интересно, под какую песню я бы хотел умереть? Наверно тут  подошёл бы блюз или джаз. А может быть весёленькое кантри? Как же хочется пить. В желудок будто налили свинца.

Из динамиков раздался немного хрипловатый голос солиста Rolling Stones.

- «Gimme Shelter». Идеально!    

Тяжёлые веки с грохотом упал. Я почувствовал, как проваливаюсь в темноту.

Девятнадцатое марта, одиннадцать пятьдесят пять. Школа, совсем недавно я перешел в седьмой класс. Волосы подстрижены в аккуратную шапочку, руки чисты, а пальцы ни разу не прикасались к струнам.

 Сижу в столовой. Передо мной картошка с котлетой и тёплый компот. Подходит Петька Иванов, новенький в классе, несмотря на это он быстро нашёл общий язык с моими одноклассниками. Говорит мне что-то обидное. Слышу смех. Смотрю вниз, на глаза наворачиваются слёзы. Петька плюёт мне в компот. Столовая содрогается от смеха, вся школа, нет, весь мир смеётся надо мной.  Вся планета содрогается от хохота, да так сильно что, кажется, вот-вот упадёт. Как же сильно хочется, что бы она и вправду упала!

Я выливаю компот на голову Петьке. Он злобно смотрит на меня, но что он может сделать?

Улица. Поздняя осень. Три часа дня. Я лежу на сырой земле, вокруг одноклассники.  Лицо запачкано кровью и грязью. Не вижу лиц, но слышу смеющийся голос Петьки «Смотрите все». Он разбегается и бьёт меня ногой. В глазах темнеет.

Утро. Больница. Перелом двух рёбер. Мама уговаривает написать заявление. Я соглашаюсь. Мне уже всё равно.

Школа. Последняя парта. Петька переведён в другую школу. Одноклассники игнорируют. Так проходит год.

Воскресенье. Моя комната. Как всегда один. Смотрю телевизор. Лениво переключаю каналы. Вдруг на экране появляется человек с гитарой. Он играет громкий жужжащий звук и сотни, нет тысячи людей, смотрят на него, кричат, аплодируют,  радуются! Они любят его! Как заворожённый я смотрю его выступление. Его заменяет другой, потом третий и так до тех пор, пока мама не выключает телевизор и не говорит идти спать.  Во сне я вижу себя не сцене играющего жужжащий звук, и тысяча людей смотрит на меня. Тысяча человек аплодирует мне.

Я стою в коридоре и как заворожённый смотрю на акустическую гитару. Мы с мамой зашли в гости к дедушке. Он замечает направление моего взгляда. «Нравится?» спрашивает он у меня. Я лишь киваю в ответ. «Может, ты хочешь научиться играть?»

Проходит три года. Каждый день я хожу к деду заниматься.  Музыка единственное моё увлечение.

Утро. Мама как обычно готовит завтрак. Раздаётся телефонный звонок. Мама, молча, выслушивает человека на другом конце провода. Потом медленно, не отводя взгляда от моего лица, садится прямо на пол. Слёзы побежали по лицу.  Губы почти  беззвучно шепчут: «дедушки больше нет».

Похороны. Десять часов. Светит яркое солнце, как будто издевается. В комнате с гробом влажно, будто в пещере. Куча смутно знакомых людей, кто-то плачет навзрыд около тела, кто-то курит у входа, кто-то сидит поодаль. Около гроба стоит ваза с красными гвоздиками. Женщина, организовавшая похороны, с притворно грустным лицом выражает своё соболезнование всем подряд.  Всё происходящее напоминает театральную постановку. Театральную постановку, в которой все актеры, а я единственный зритель. После гроб увозят на кладбище. Всё ещё светит яркое солнце. Четверо мужчин опускают гроб в землю и закапывают. Потом поминки. Кафе. Ещё больше людей, чем на проводах. Всё пьют. Мне тоже наливают стопку водки. Я отказываюсь. «Выпей за упокой» сказал изрядно выпивший родственник. Сжимаю кулаки с такой силой, что ногти впиваются в ладонь. Театральная постановка превратилась в цирк. Я срываюсь, что-то кричу и убегаю.

В наследство мне досталась машина. Я никогда не хотел водить, и всё же мне интересно посмотреть. Открыв гараж и включив свет, замираю на пороге. Машина: ржавая копейка, но она лишь предлог. Гараж вот настоящее наследство! Звуконепроницаем, обтянут чёрной тканью, обставлен мебелью для отдыха, имеется вся необходимая аппаратура. А самое главное, на стене висела чёрная полуакустическая гитара. Между струнами и грифом впихнута записка. «Навстречу мечте!»   

Я открываю глаза. Вижу лишь темноту. Тело плохо слушается, пошевелить рукой ужасно трудно, как будто я плаваю в кисели. «Я умираю, чёрт возьми, я умираю!» Пытаюсь закричать, но из горла вырывается лишь слабый визг. До сих пор ничего не видя, я напрягаюсь, и ели как сажусь на кровать. «Надо выйти на свежий воздух». Чувствую что вот-вот снова упаду. Бью себя со всей силы в нос. На губы падают капельки крови. Я хватаюсь за боль, как утопающий в болоте хватается за палку. Иду к двери, шаг за шагом. Ноги подкашиваются, секунду пытаюсь выровнять равновесие, но безуспешно. Бетонный пол ринулся навстречу и ударил. Новая порция боли помогла оставаться в сознании. Я пополз. В глазах снова потемнело. Неимоверным усилием смог открыть дверь и вывалился на улицу. Холодный ветер ударил по мне, а хлопья снега обожгли лицо. Всунув два пальца в рот, я выблевал таблетки.

Посмотрел вверх  на небо укрытое тучами. Синие от холода губы прошептали:

Пой же, пой! В роковом размахе

Этих рук роковая беда.

Только знаешь, пошли их на хер...

Не умру я, мой друг, никогда.

Теперь я точно знаю что делать.

Всё ещё осталась та дедушкина акустика, на которой я учился играть. Нужно всего лишь взять электронную начинку  поломанной гитары и засунуть эту начинку в новую гитару . Да придётся попотеть но ничего невозможного. А что касается переломанных пальцев? Придётся переучиваться на другую руку. Можно сказать, начинать с нуля. Но это не важно, я смогу!     

Я лежал на матрасе и смотрел на сигарету, зажатую между средним и указательным пальцами. Странно, но за три месяца я так, ни разу и не закурил. Даже не вспоминал про эту привычку, хотя раньше выкуривал по пачке в день.

Последний месяц был трудным, зато невероятно продуктивным. Самодельная полуакустическая гитара, конечно, не была идеальной, но на ней можно было играть, а это лучше чем ничего. А переучиваться играть другой рукой, было не так уж и сложно. Просто надо заниматься долго и регулярно. Я играл постоянно, отдыхал, только когда боль от мозолей становилась невыносимой. В те перерывы я работал надо голосом.

Денег не хватало катастрофически, распотрошив все свои немногочисленные заначки, я нашёл лишь пятьсот рублей. Заработать больше я не мог, хотя наверно больше не хотел. За месяц я почти не выходил на улицу, разве что магазин пару раз.

Боль, усталость, голод, всё это лишь незначительные преграды. Разве может заграждение высотой не больше миллиметра остановить? Да никогда!  

Как же хотелось покурить! Я зажал сигарету губами, но не подкурил. Сигареты это тоже преграда. Они мешают. Но ведь от одной ничего не будет ведь так? Я улыбнулся, возможно, когда-то я действительно не мог бросить. Когда это препятствие было трудным. Когда то, но не теперь! Я  сломал сигарету.

Состязание в баре «Граффити»  уже завтра. А я так и не придумал, что буду играть. После долгих раздумий я решил отдаться на волю случая. Лежал на матрасе и слушал музыку, композицию за композицией, случайном порядке.

- Следующую песню я сыграю. – Сказал я в пустоту.

  Песня доиграла, и колонки на мгновение замолчали. Заиграла музыка, я улыбнулся. Так и думал, что это будет именно она. Песня, под которую я хотел бы жить!

«Граффити» заметно изменился, столики убрали, сцену расширили, но самое главное: здесь ужасно много народу. Для участия в конкурсе обязательна своя гитара. Я бегло пересчитываю всех людей с гитарами. Чуть больше тридцати.

- Участвуешь?

Я оборачиваюсь, высокий парень с блокнотом в руке ободряюще улыбался.

- Да.

- Ты немного опоздал. Будешь выступать последним. Впрочем, в этом есть свои плюсы, будешь знать уровень игры твоих соперников. Как твоё имя?

-Виктор.

- Виктор. Номер тридцать четыре. Покажи настоящий рок-н-ролл! -  Он поднял ладонь верх.

-Не сомневайся. – Я с силой хлопнул по ладони.

- Вот это настрой!

Он хлопает меня по плечу и идёт дальше.

Я стою на месте. Люди торопливо ходят туда люда. Несколько гитаристов пьёт. Так проходит около двадцати минут. Молодой мужчина с длинными тёмными волосами залезает на сцену.

-Вы готовы зажечь? 

Зал приветственно завопил.

Напоминаю правило: один человек, одна песня, один победитель. После каждой песни вы можете отдать за неё голос. – Он достал из кармана синею, пластиковую монетку. – Возьмите у барной стойки вот такие кругляшки. Отдайте их тому кто, по вашему мнению, заслуживает победы. Не экономьте, можете голосовать сколько угодно раз. 

- Дурацкая система. Тебе так не кажется? – Раздаётся за спиной тихий голос.

Я оборачиваюсь. Девушка в клетчатой юбки, кожаной куртке, русые волосы заплетены в хвост. Она выглядела совершенно по-другому, но это не важно, я всё равно бы узнал её по голосу. Голос, который чудился мне каждый раз, когда я хотел закончить тренировку на гитаре или вовсе пропустить её.

- Система как система.

- Ты ведь не забыл наш спор?

- Может, забыл, а может, и нет.

Я хотел позлить ее, но она лишь улыбнулась, всем видом показывая, что получает удовольствие от моей игры. 

На сцену выходит первый участник. Он исполняет не долгую песню скри́мингом. На гитаре при этом он играет лишь пару аккордов. Не могу разобрать слов песни, куда уж там, даже не могу понять: на каком языке он поёт.  От хрипящего вопля закладывает уши. И, тем не менее, он получил около десятка монет. Не так уж и плохо. 

Вторым участникам оказывается Алиса. Я поневоле напрягаюсь, всё-таки она основной мой конкурент.  Под ободрительные возгласы толпы она поднимается на сцену. Достает гитару из чехла. Зал тут же затихает, люди удивлённо переглядываются между собой. Сам я удивлён не меньше. Конечно, в правилах не слово не сказано что ты должен играть обязательно на электрогитаре, но это считалось очевидным. А у Алисы в руках акустическая гитара. Странно, очень странно. Она же понимает, что балов будет меньше, здесь собрались люди, которые хотят  рока.

Алиса начинает играть. Довольно таки красивая музыка, но  ничего особенного. Почему то я был уверен, что она как и в  прошлый раз ограничатся только игрой на гитаре, но был не прав. Когда она запела зал умолк. Песня мне незнакома, но знаком язык. Песня однозначно на ирландском! Голос  действительно хорош в этом я её не переплюну. Моя соперница начинает играть быстрее, она начинает стучать по корпусу гитары, имитируя звуки барабана, и всё это непрерывная игру!

 Мне хочется уйти. Но я заставляю себя остаться. Слишком много времени я потратил! Слишком много сил! Уйти сейчас означает сдаться! Проиграть не только битву, но и войну. Проиграть, даже не попытавшись.

Алиса заканчивает и срывает бурные аплодисменты. Тридцать пять монет. Больше половины людей отдали ей свой голос. Сойдя со сцены, она останавливается в другом конце зала.

Проходит время, выступления идут один за другим. Но никому из участников не удаётся переплюнуть Алису. Я начинаю понимать почему быть последним так плохо. Зрители уже порядком подустали, и если вначале даже не слишком сильные участники получали неплохо балов, теперь всё намного сложнее.

Настаёт моя очередь. Иду к сцене неспешным шагом, сердце стучит так громко, что не слышно ничего другого.  На лбу проступают маленькие капельки пота.  Делаю глубокий вдох. Страх не имеет значение, всего лишь незначительная преграда! Запрыгиваю на сцену. Я тренировался ради этого момента. Достаю из чехла гитару. Я отлично играю даже левой рукой. Настраиваю её, проверяю струны. И теперь, настало время показать, на что я способен! Я разворачиваюсь лицом к толпе и… 

Сердце замирает.  Не могу вдохнуть. Люди, всё люди смотрят на меня. Некогда такого не было. Раньше я играл только в переходах или барах, никогда так много людей не смотрели прямо на меня. Ждут, они ждут, что я буду играть. 

Беру аккорд. Пальцы соскальзывают с нужных струн. Из толпы раздаётся свист.

Я не могу. Мне казалось, что у меня получится победить. Получится стать музыкантом. Я врал сам себе. Говорил что все преграды на моём пути пустяк. Но, правда, в том, что я не могу переступить через это препятствие.  Эти люди будут смеяться. Все будут смеяться, так или иначе. Смеяться надо мной, день за днём. Каждый день. Я не могу…

На секунду я снова стал маленьким мальчиком,  который в полубреду идёт к себе домой с переломанным ребром. Маленьким мальчиком, который не хотел, что бы над ним смеялись, и был наказан за это.

Я смотрю в зал. Десятки лиц смотрят на меня. Вижу Алису, она смотрит мне прямо в глаза. В её взгляде я замечаю нечто странное. Что-то чего я так давно не видел даже в собственном взгляде.  Твёрдая уверенность. Она верила в то, что я смогу. Верила в меня. «Вперёд» произносит она одними губами и пальцы сами начинают играть. Всё ещё страшно,  но теперь это действительно неважно. Люди узнают песню, слышу редкие аплодисменты.

Начинаю петь, голос немного дрожит.  Страха больше нет. Музыка наполнила меня словно пустой стакан. Теперь осмеливаюсь повышать тон, из-за всех сил старясь имитировать оригинал.

War, children, It's just a shot away, It's just a shot away.

War, children, It's just a shot away, It's just a shot away.

Уже совершенно не слежу за пальцами, они сами знают что делать! Люди с восхищением смотрят на меня, хотя быть может мне просто, кажется.

I tell love, sister, yeah, it's just a kiss away.

На последних строчках люди начинают подпевать мне.

It's just a kiss away,

It's just a kiss away,

It's just a kiss away,

It's just a kiss away.

Заканчиваю играть, музыка затихает, и я срываю  бурные аплодисменты. А следом люди начинают подкидывать синие монеты.

- Что же, думаю подсчитывать количество необязательно.

********************************************************************

Мы с Алисой сидели за столиком в кафе. В ожидании еды она пила кофе, а я охлажденный чай.

Я совсем растерялся, когда Алиса напомнила про желание, и ничего умнее: «с тебя ужин» придумать не смог.

- Ну как. Ты рад победе? – Насмешливо улыбаясь, спросила Алиса.

-  Ну, естественно,  я же говорил, что уделаю тебя. -  Отрешенно произнёс я.

- Ты не похож на такого уж счастливого человека.

- Я не могу тебя понять. – С грустью вздыхаю. – Зачем ты спровоцировала меня тогда? Зачем поспорила со мной? Почему ты сегодня играла на акустике?

-Я случайно забрела в этот клуб и увидела тем тебя. – Она пожала плечами. – Ты неплохо играл, но мне захотелось послушать, как ты играешь ещё лучше. И я решила поспорить. Загадать любое желание молодой девушке, я решила, что это будет достаточным стимулом. Хотя твоё воображение оставляет желать лучшего. 

Я насмешливо фыркнул.

- Кушать охота, знаешь ли. Так ты не ответила на третий вопрос. Почему акустика? Шансов выиграть почти никаких.

- Легко. Я решила поддаться.

То, что сказала Алиса, ничуть не задело меня. Я даже вполне принимал, что это правда. И всё же сделал вид, будто она снова выбила меня из колеи. 

- Может, поспорим ещё раз? Если я выиграю, то ты пойдешь со мной на свидание.

Теперь я всё понял. Она действительно  сделала всё специально.  Я почувствовал благодарность к этой заносчивой девчонки. И не только благодарность.

Алиса скорчила лицо, будто  принимает ужасно тяжелое решение. Я знал, что она кривляется и тем не менее в горле пересохло. 

-Договорились.

Она протягивает ладонь, и я с облегчением пожимаю её. Протягиваю руку к чаю и делаю большой глоток.

- Но если выиграю я. Ты возьмешь меня в жёны.

Я закашлялся, чай пошёл через нос.  Алиса взахлёб хохочет.

- Слушай Виктор. Я знаю, мы с мамой договорились, что эта тема под табу, но позволь задать один вопрос.

Я вздыхаю. Мама запретила отцу поднимать эту тему, потому что боялась, что я опять перестану приходить. Впрочем, папа вряд ли прекратит свои попытки наставить меня на «истинный путь». Доливая чай и беря кусок пирога, я махаю рукой.

- Дерзай. 

- Ты взрослый человек. Недавно женился. Тебе надо думать про семью, детей. У тебя всё ещё нет квартиры! Да ты выиграл пару незначительных конкурсов, я вполне могу признать, что ты талантлив. Но ведь даже талантливые люди нечасто пробиваются. Почему ты так уверен, что у тебя получится?!   

Я пожимаю плечами.

-Дело в том, что в меня верят. Этого более чем достаточно. 

 

Автор - D4575

 
 
Просмотров: 742 | Добавил: D4575 | Рейтинг: 4.8/4
Всего комментариев: 9
9  
Прочитала на одном дыхании и даже ошибок сильно не заметила :D Они,конечно, были в достаточном количестве, но впечатления не испортили. Очень понравилось: небольшой, но глубокомысленный рассказ, который заставляет задуматься о своей жизни. Спасибо автору!) Сижу, слушаю "Gimme shelter" С;

7  
Мне тоже очень понравилось, читать было достаточно легко, написано живо, искренне. В общем очень неплохо 20

6  
Ну... я бы оценила это на средненько...
Во-первых (и главных), АШЫПКИ! Так много глупых ошибок, что они просто портят впечатление от работы! Часто забыты пробелы, написаны не через дефис слова, когда он там нужен, и вот то, за что я готова, порой, просто убить человека - это "надел" и "одел". Он НАДЕЛ НА СЕБЯ, а не ОДЕЛ!
На этом мой багет заканчивается, и теперь можно переходить к конструктивной критике с кнутом и пряником.
Итак, работа длинная, объемная и скомканная. А почему? Сейчас объясню: тема сама по себе предполагает достаточное расписание, а вы решили сделать ее еще больше, но так как, по моему сложившемуся мнению, вам было очень-очень лень ее расписывать, вы скомкали работу настолько, насколько это возможно. Очень много вопросов возникало во время прочтения, особенно такой: "Почему здесь так мало описаний?". Многие моменты просто были непонятны и не видны, хотелось иной раз сказать, что же я читаю? Но потом была середина, вот она была довольно-таки неплохой, даже концовка не особо подвела. Хотя, впрочем, она пусть была и не бумом, но ожидаемой и вполне себе хорошей.
Так, что я могу еще сказать? Ну, работа типичного среднечка, и видно, что потенциал у вас есть, только не надо лениться раскрывать его.
С меня четверка и пожелание удачи в дальнейшем написании работ!

0
8  
Спасибо за отзыв.

С ошибками у меня конечно отдельная история. Никто не верит но я серьёзно вычитываю текст по несколько раз перед тем как выложить. Просто видимо я совершенный идиот, раз не замечаю их.
А насчёт НАДЕЛ, ОДЕЛ, помирать я конечно не хочу но вот пару подзатыльников за эту глупую ошибку я вполне заслужил.

5  
Итак. Текст и вправду хорош! Но. Порядка 30ти опечаток при беглом чтении( окончания , дефисы, ) лишние слова которые затрудняют "напевность и легкость" чтива. Чувствуется некоторая суета. Хороший финал, не особо оригинальный, но всё равно хороший. В некоторых местах не понятно где находиться гг ( там где он запил таблетки пивом, например). Вроде больница , тогда откуда пиво ?
Несколько раз вычитать и получиться Крутота !

У меня всё.

4  
Очень понравился Ваш рассказ) Правда, у меня сложилось ощущение, что начало написано несколько небрежно, будто Вы торопились поскорее перейти к самому интересному. Но для меня общей картины это не испортило! Я рада, что прочла) 20

3  
мне понравилось,даже очень.

1  
Очень сильный рассказ. Максимальное число баллов. Впечатлило. Спасибо.

0
2  
Тебе спасибо 1
За то что прочитал, и приятные слова.
(надеюсь не страшно что я на ты)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Яндекс.Метрика